Газета.Ру, 4 июня 2002 г.

Елена Вранцева. Статья. Полковнику Буданову приписали еще семь убийств. *

Сегодня адвокат семьи Кунгаевых Абдулла Хамзаев ходатайствовал об отводе суда в связи с его необъективностью. Хамзаев также утверждает, что нашел самого главного свидетеля по делу, и готовится доказать, выйдя из больницы, что полковник Буданов причастен к исчезновению семи человек возле села Дуба-Юрт.

В телеграмме адвоката Хамзаева речь идет о некоем Самбиеве, который, согласно показаниям Буданова, сказал полковнику о том, что Кунгаева – снайпер. Хамзаеву удалось разыскать этого человека. Он теперь утверждает, что не называл девушку снайпером, и готов подтвердить это в суде. Адвокат настаивает на вызове этого свидетеля в суд.

Кроме того, адвокат Хамзаев изучил материалы правозащитного общества “Мемориал” об исчезновении семи человек у села Дуба-Юрт (некоторых из них нашли мертвыми) и готовится доказать, что к их исчезновению и смерти причастен 160-й танковый полк и лично его командир Буданов.

Изучением обстоятельств исчезновения людей в районе Дуба-Юрта занимался сотрудник “Мемориала” Александр Черкасов. Он рассказал “Газете.Ru” о том, что четверо чеченцев на двух грузовиках были задержаны на блокпосту Дуба-Юрта 13 января 2000 года. Федеральные власти дали им коридор, чтобы беженцы смогли уехать в свои горные села и вывезти оттуда семьи. Однако вопреки договоренности военные задержали четверых беженцев и препроводили их в свой штаб.

Их дальнейшая судьба неизвестна. Однако в мае 2000 года на кладбище у села Танги-Чу, куда передислоцировался 160-й полк, были обнаружены три трупа с обрезанными ушами, носами и проволочными петлями на шеях. Родственники опознали на трупах вещи исчезнувших людей.

Еще три человека были задержаны 18 февраля 2000 года на блокпосту между селами Чири-Юрт и Дуба-Юрт. Их машину потом нашли раздавленной и закопанной. По словам Александра Черкасова, с 1999 года по фактам подобных исчезновений людей в Чечне (также и по этим двум эпизодам) было возбуждено 450 дел. Большинство из них приостановлено из-за невозможности определить лицо, совершившее преступление. И только два подобных дела дошли до суда – дело Ханты-Мансийского ОМОНа и Буданова.

При этом сотрудники “Мемориала” отметили, что дело Буданова дошло до суда лишь благодаря тому, что его не стали покрывать другие генералы: “И Буданова навряд ли арестовали бы, если бы он не полез с пистолетом на генерал-лейтенанта Герасимова”.

На вопрос о том, какова доказательная база уголовных дел, возбужденных прокуратурой Чечни по двум фактам исчезновения людей в районе дислокации 160-го полка, Черкасов сказал, что она практически отсутствует, дела не расследовались и приостанавливались автоматически через два месяца после возбуждения. “Меня допрашивали по некоторым делам. Новые следователи задавали те же вопросы, что и их предшественники; дела не сдвигались с мертвой точки, либо их приостанавливали тогда, когда след преступлений приводил к забору воинских частей. Здесь заканчивались возможности не только “Мемориала”, но и прокуратур”, – рассказал Черкасов.

Теперь адвокат Хамзаев намерен поставить вопрос о возбуждении в рамках судебного процесса Буданова уголовного дела по фактам исчезновения людей в районах дислокации его полка. О процедуре возбуждения такого уголовного дела у самого Хамзаева узнать не удалось, поскольку адвокат лежит в больнице. Из больницы он прислал в суд телеграмму, в которой ходатайствовал об отводе суда. Причина – его предвзятость, а также нежелание объективно и всесторонне изучать преступления Буданова. Суд свой отвод не принял.

Реклама

чемоданы на колесах