Новые Известия, № 11, 23 января

Алла Малахова. Статья. Армейский ГУЛАГ. Стр. 1-5

На днях в одной из российских войсковых частей произошел очередной массовый побег солдат. Это явление стало для нашего времени привычным: служивые уносят ноги кто от голода и болезней, кто от побоев "дедов", издевательств офицеров и прочих неуставных отношений. Беглые солдаты, очевидно, по чьей-то наводке добрались до Москвы и группами прибывали в знакомый теперь многим дом №5 в Лучниковом переулке, где уже много лет работает Союз комитетов солдатских матерей России (СКСМР). На сегодняшний день "Солдатские матери" - единственная неправительственная общественная организация, оказывающая действенную юридическую, моральную, правозащитную помощь служивым, чьи права грубо нарушены в рядах Вооруженных сил и кому грозит потерять на армейской службе не только человеческое достоинство, но здоровье и даже жизнь.

Пока уставшие от долгой и небезопасной (в смысле не дремлющего патруля) дороги, грязные и голодные парни угощались чаем, сотрудницы комитета выслушивали их исповеди и оформляли документы, готовясь предстать в качестве правозащитниц перед военной прокуратурой.

Корреспондент "Новых Известий" оказалась в тот день в СКСМР совсем по другому делу. Но мне позволили послушать рассказы солдат, почитать их заявления в военную прокуратуру. До окончания разбирательства по этому инциденту я обещала не называть номер части и фамилии беглецов (представить их дезертирами не поворачивается язык). И тогда же пришла мысль: точно такие же ситуации подстерегают каждого российского военнослужащего в любой воинской части на необъятных просторах России. Почему же наша некогда доблестная армия забыла устав и начала жить по волчьим тюремным законам?

"Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать"

- Весной 2002 года я проводила в Российскую армию своего внука Сашу Галюзова, - рассказывает Надежда Семеновна Жидкова из городка Щекино Тульской области. - В каждом письме от Саши звучали просьбы о высылке ему денег и продуктовых посылок. Мне приходилось постоянно занимать деньги у соседей, я залезла в долги. Стало понятно, что с моим внуком в армии стряслась беда...

Тут следует уточнить, что Сашу и его сестренку бабушка Надежда Семеновна воспитывала одна, без родителей. Понятно, что каждая копейка ее мизерной пенсии была на счету. А тут такие непредвиденные, но вынужденные расходы...

- Все мои сомнения рассеялись, - продолжает Надежда Семеновна, - когда внук приехал в отпуск. На нем были рваный грязный бушлат, старые рваные сапоги и такое же белье. Я даже сначала подумала, что он сбежал из части...

Но Саша рассказал, что все высланные ему бабушкой деньги и посылки, а также невеликую солдатскую "зарплату" у него регулярно отбирают старослужащие. На сей раз в свой отпуск он добрался до дома лишь потому, что они "выдали" ему 50 рублей на дорогу, велев привезти им "с гражданки" 3 тысячи рублей или купить на эту сумму вещи для дембеля. Возвращаться с пустыми руками в часть было нельзя: за столь дерзкий отказ выполнить их приказ "деды" изметелили бы непокорного солдата до смерти. "Старослужащие занимаются вымогательством, заставляя писать родственникам и знакомым о высылке денег, - напишет впоследствии Александр Галюзов в заявлении в СКСМР. - Я пытался отказываться, мотивируя тем, что родителей не имею, а моя бабушка, одна воспитывающая нас с сестрой, - инвалид. Но в случае неповиновения мне угрожали физической расправой".

В роте в/ч 34011"М" ПУРВо города Кузнецк-8 Пензенской области, где не посчастливилось служить Александру, "дед" Алексей Бессонов назначил сборщиком денег рядового Александра Петрина. Этот "баскак" некоторое время вносил по 100 рублей за финансово несостоятельного сослуживца Галюзова. Очень скоро Саша Галюзов стал вечным должником. Старослужащие в вымогательстве придерживались некоего "прейскуранта". Например, не подшит у солдата свежий воротничок - плати "деду" (за что?!) 50 рублей. Не ответил салага, сколько дней до приказа, - отмусливай 20 целковых или выкатывай пачку сигарет. Вовремя не выполнил поручение старослужащего - еще полтинник.

"Деды" Бессонов, Федотов, Рябов, Овчинников, Ланских, Полодухин регулярно взимали, кроме этих "штрафных" поборов, ежемесячное денежное довольствие еще у 11 рядовых роты.

- В общей сложности я передал старослужащим за 7 месяцев службы более 3 тысяч рублей, - говорит Галюзов. - Помимо получения "чистых" денег, "деды" требовали оплачивать им различные покупки и телефонные переговоры. Нет - будешь бит смертным боем.

...Неоднократно я натыкалась на улицах Москвы на солдатиков в обтерханных шинелях, которые привычно клянчили у прохожих "материальную помощь". Последняя из таких унизительных для меня встреч произошла недавно неподалеку от Центрального клинического госпиталя имени Бурденко. "Не стыдно позорить форму?"- не удержалась я от "блиц-интервью", протягивая деньги двум тощим юношам в стоптанных сапогах. Один отмолчался, а второй вдруг угрюмо пробубнил (чего я никак не ожидала): "Если не принесем деньги в часть - изобьют". Он не стал уточнять кто изобьет, вообще не вдавался в подробности, но и без того все было ясно. Ребят "старшие товарищи" явно отправили в увольнение на "заработки".

"Я, Калакин Алексей Валерьевич, москвич, проходил воинскую службу в в/ч 2487 в городе Сковородино Амурской области. Был вынужден самовольно оставить часть 18 августа 2002 года, потому что больше не мог терпеть к себе отношение старослужащих Пахарукова, Николаева, Морголи. Они каждый день требовали сигареты с фильтром и деньги, а также вещи для дембеля. За отказ били".

"Я, Петров Александр Юрьевич, проживающий в пос. Парфино Новгородской области, проходил службу в в/ч 74306 города Одинцово Московской области. Находился в отпуске с 9 по 18 октября 2002 года. Не хочу возвращаться в часть. Дембеля ежедневно требуют деньги, заказали себе гражданские вещи, чтобы привез им из отпуска. Например, зимнюю кожаную куртку и другую дорогостоящую одежду. Если им что не нравится, бьют и заставляют глотать какие-то таблетки, от которых мне бывает очень плохо".

Подобных заявлений и объяснительных записок, находящихся в военной прокуратуре и Союзе комитетов солдатских матерей России, мне довелось прочитать не один десяток. Этих документов, свидетельствующих о зековских порядках, царящих в российской армии, накопилось много томов.

- Я приехал домой в отпуск из части 52157, стоящей в поселке Мулино-1 Нижегородской области, - делится "впечатлениями" о службе москвич Рушан Ахметзянов. - Перед отъездом в Москву в декабре 2002 года двое старослужащих мне велели, чтобы привез им две сумки продуктов и тысячу рублей. Я все же рискнул нарушить их приказ и вернулся в часть в январе 2003 года с пустыми руками. Но в результате угроз "дедов" вынужден был бежать домой.

- Я убежал из части, - звучит рефреном рассказ рядового Сергея Васильева из подмосковного города Климовска, - потому что сослуживцы меня там избивали и требовали деньги. Не отдавали письма, даже не пускали в медсанчасть, когда я заболел, - заставляли добывать деньги любым способом, вплоть до воровства.

Сергей служил в сухопутных войсках, в/ч 64322 ПУРВо в поселке Рощинский Самарской области. Но вообще-то, как видно даже из этой небольшой публикации, подобные порядки процветают независимо от места расположения части и ее принадлежности к тем или иным войскам. Что называется, ткни пальцем в любое место на карте -и попадешь в армейскую зону.

Вперед батьки в пекло не лезь

Можно ли утверждать, что отцы-командиры закрывают глаза на вымогательство и откровенный грабеж со стороны "дедов" по отношению к новичкам-первогодкам, потому что получают из "общака" части свою долю? Насчет "доли" судить сейчас не берусь, но все же приведу примеры того, как не только старослужащие, но и сами офицеры "зарабатывают" себе на хлеб с маслом.

- Наш сын Владимир Борисов вынужден был самовольно оставить часть, - рассказывают приехавшие искать защиты в Союз комитетов солдатских матерей России родители солдата, москвичи Сергей Павлович и Наталья Анатольевна Борисовы. - Он попал служить в железнодорожные войска, в в/ч 13277 "Г", находящуюся в городе Сызрани Самарской области. Его там били старослужащие, вымогали деньги, отнимали посылки из дома и даже денежное довольствие. Часто посылали за спиртным, которое он должен был приобретать за свой счет. За невыполнение приказа опять же били смертным боем.

Из дальнейшего рассказа потрясенных родителей Володи и его самого выяснилось, что полуживой солдат дал тягу из части по причине не только побоев и отчаянного голода (кормили ребят из рук вон плохо, еды систематически не хватало никому). Весь больной, поняв, что долго он так не протянет, а скорее протянет ноги, рядовой Борисов обратился к офицерам, своим непосредственным командирам (фамилии здесь до полного разбирательства дела умышленно не называю) насчет положенного ему по закону отпуска. И услышал в ответ, что отпуск он получит только в "обмен" на какие-либо изделия из золота.

Этот эпизод из жизни современной российской армии, скорее всего, выглядел бы нелепым и диким, если бы не было ему подобных. Но они есть.

Вот такой, например. "Меня уволили в запас 27 декабря 2002 года, - написал в жалобе в Союз комитетов солдатских матерей России рядовой Максим Магомедханов. - Но документы свои я так и не получил. Их перед моим увольнением забрал зам. командира полка по РЛС подполковник X. (фамилию по той же причине не называю. - А.М.). Он обещал отдать их лишь тогда, когда я сделаю ему компьютер".

Возможно, для подполковника X. из в/ч 7456 внутренних войск, расквартированной в столице на Ивантеевской улице, вымогать подношения с подчиненных в виде компьютеров - привычное дело. Но нужно хотя бы учитывать, господин подполковник, что Максим Магомедханов живет в далеком северном городке Кола Мурманской области, где не то что лишних, но и вообще никаких денег у жителей нет. Вот и родители солдата давно и прочно сидят без работы, поэтому "сувениры" командиру их сына в виде деталей для сборки компьютера им явно не по карману.

Когда критическая масса неуставных взаимоотношений в части превышает все допустимые пределы, солдатам остается одно - бежать. Мы, цивильная (т.е. гражданская, не путать с термином "цивилизованная") публика, все продолжаем удивляться, почему это в последнее время столько побегов из частей? Да еще с применением оружия с особой жестокостью, да с нападением не только на сослуживцев - на офицеров! На отцов-командиров! Оказывается, все вполне объяснимо: армия стала жить по законам зоны. Вам примеры?

Из заявления военному комиссару подмосковного города Электросталь полковнику Дадонову: "Я, Сажин Сергей Борисович, был призван в армию 28.12.2000 года. Проходил службу в в/ч 31786 в поселке имени Маршала Жукова Курской области. Самовольно оставил часть 28.09.2002 года. Причиной побега было то, что командир роты и старшина (фамилий не указываю,- A.M.) морально унижали меня. В частности, подбивали сослуживцев на то, чтобы они относились ко мне, как к "петуху".

Не случайно боец использовал в заявлении военкому тюремную терминологию. "Петух", кто не знает, на российской зоне - это самое бесправное и униженное существо. "Опустить" до состояния "петуха" - все равно что живьем прикопать в могиле. Не потому ли отцы-командиры ввели в своей части зековские порядки, что именно так им проще и удобнее общаться с абсолютно бесправными подчиненными?

Но стоит ли тогда изумляться и негодовать, констатировав очередное "дезертирство" или даже получив заслуженную пулю от "униженных и оскорбленных", которых уже не единицы, не десятки и даже не сотни - вся армия чохом.

Реклама

Большинство производителей предлагают свободно комплектуемую мебель для кухни из набора модулей.