Коммерсант, № 47/П

Дмитрий Люкайтис. Статья. Депутат Николаев сослужил военным службу. Стр. 3

В пятницу в Думе прошли слушания по проблемам альтернативной гражданской службы. Оказалось, что скоро она может стать не только правом для верующих и пацифистов, но и обязанностью для тех, кто сейчас от военной службы освобожден. Это следует из законопроекта, внесенного главой думского комитета по обороне Андреем Николаевым.

Согласно Конституции РФ граждане, чьим религиозным или иным убеждениям противоречит несение военной службы, могут проходить альтернативную гражданскую службу (АГС). Проект закона об АГС был принят в первом чтении Госдумой еще в декабре 1994 года. Однако во втором чтении так и не был одобрен: в результате борьбы между сторонниками “мягкого и жесткого” подхода к АГС на рассмотрение депутатов был вынесен “мягкий” вариант, который левая Дума второго созыва в 1998 году отклонила. “Жесткий” проект АГС лоббировало Минобороны. Его суть: 48 месяцев службы по экстерриториальному принципу в строительных и железнодорожных войсках и в качестве гражданского армейского персонала.

Вообще-то на слушаниях собирались обсудить другой вариант закона об АГС, внесенный в Госдуму в октябре прошлого года депутатом Юлием Рыбаковым. Он предусматривает 36-месячную службу в пределах того субъекта федерации, в котором проживает альтернативщик, в учреждениях социальной сферы или в системе гражданской обороны.

Тем не менее ходили слухи, что Минобороны подготовило свой законопроект и в Думу его, вероятно, внесет правительство. Однако 12 марта свой проект внес глава думского комитета по обороне Андрей Николаев. Записанные в нем нормы — именно те, на которых настаивали военные: 48 месяцев службы по экстерриториальному принципу “в федеральных органах исполнительной власти”. Хотя право утверждать должности, на которых можно проходить АГС, отдано правительству, нет сомнений, что готовить этот перечень будут в Минобороны. Тем более что проект допускает направление альтернативщиков на “службу, связанную с хранением, ношением, применением и (или) производством оружия, боеприпасов и (или) боевой техники”.

Показательно, что военные теперь отзываются об АГС весьма тепло. Так, министр обороны Игорь Сергеев, встречаясь на прошлой неделе в Думе с лидерами фракций, закон об АГС назвал “приоритетным в ряду законов, касающихся обороны страны”. Все дело в том, что Минобороны видит в альтернативщиках источник дополнительных людских ресурсов.

В соответствии с проектом генерала Николаева на АГС можно отправлять не только призывников, которым убеждения или вероисповедание не позволяют держать в руках оружие. Он поможет “забрить” и тех, кого сейчас в армию не призывают. Например, кандидатов и докторов наук, а также тех, у кого прямые родственники погибли при прохождении военной службы. В одном пакете с проектом закона об АГС Андрей Николаев внес в Думу и поправки к закону о воинской обязанности, лишающие указанные категории граждан освобождения от службы.

Если военные добьются своего, то АГС придется проходить и тем, кто сейчас имеет право на отсрочку. Например, мужчинам призывного возраста, имеющим ребенка до трех лет, ребенка-инвалида и т. д. Юлий Рыбаков уже заявил, что военные воспринимают АГС как “наказание для тех, кто по своим убеждениям отказывается служить в армии”.

Генерал Николаев добивается, чтобы за подготовку проекта закона об АГС отвечал думский комитет по обороне (пока что этим занимается комитет по законодательству, в котором состоит господин Рыбаков). В апреле совет Думы направит оба проекта в правительство (нетрудно догадаться, какому варианту Белый дом отдаст предпочтение). Но сторонники “мягкого” подхода сдаваться не собираются: они могут внести еще один проект закона об АГС, и пока профильные комитеты будут давать на него свои заключения, Дума не сможет рассмотреть ни один из проектов. Так может продолжаться бесконечно, и закон об альтернативной службе окажется в таком же тупике, что и в 1998 году.

Реклама

производство печатей и штампов.