Общая газета, № 7

Людмила Каргопольцева. Статья. Альтернатива все-таки есть. Стр. 2

Председатель Пермского областного отделения Международного общества “Мемориал” Александр Калих - автор проекта об альтернативной гражданской службе. Написанный в 2000 году, он лег в основу так называемого законопроекта депутата Семенова, который недавно был представлен на рассмотрение Госдумы.

А пробивать введение альтернативной службы Калих начал и того раньше. В 1997 году он в соавторстве с другими правозащитниками написал проект областного закона по АТС. Провести его через Законодательное собрание тогда не удалось. Тем не менее работа продолжалась. Благодаря усилиям А. Калиха 35 молодых пермяков отстояли в суде свое конституционное право на альтернативную гражданскую службу.

В январе в новейшей истории России произошел воистину беспрецедентный случай: правительство впервые не приняло предложенный Минобороны законопроект по альтернативной гражданской службе (АГС). Но МО не та сила, которая сдается без боя. Так что впадать в эйфорию рано. Опасность я вижу в том, что Минобороны не только само живет по старорежимным шаблонам, но и навязывает их обществу. Уже не первый год все соцопросы показывают, что АГС не наносит ущерба военному призыву. Когда мы рассказываем пришедшим к нам ребятам об альтернативной службе, то нередко слышим в ответ: это трудно, это тоже служба. Далеко не каждый готов таскать носилки с больными или вытирать носы беспризорникам. Идут на такой шаг лишь убежденные сторонники ненасилия. По данным самого МО, служить “альтернативно” готовы только три процента призывников. С принятием закона это число увеличится, но, как говорят исследования, не превысит 5-6 процентов. Однако военные криком кричат, что АГС напрочь выкосит ряды новобранцев. При этом словно забывают и о предстоящем сокращении Вооруженных сил, и о их реформировании.

А косит эти ряды совсем другое. Наша армия всегда служила для устрашения: когда-то -внешних врагов, потом - внутренних, теперь - своих потенциальных солдат.

Мне вспоминается, как в первый год эксперимента к нам обратились более сотни ребят. Большинство из них просто хотели “закосить” от армии. В дальнейшем они не участвовали в АГС, но нашим долгом было защищать тех, кто решил отстаивать свои права через суд.

Скажу, что “косилыцики” - еще одна драма, а то и трагедия в масштабах государства. Ежегодно по стране набирается 30 - 40 тысяч молодых людей, которые вынуждены скрываться, их отлавливают и запугивают, и все-таки они всеми средствами уходят от армии. Вот один путь: перед медкомиссией накачиваются наркотиками, чтобы сойти за наркоманов. Нынешние данные Пермского облвоенкомата показывают сильно выросшую цифру наркоманов среди призывников. Другой путь - откупиться взяткой. Не кто иной, как сами армейцы считают работу в военкомате самой “хлебной”.

Впрочем, и среди генералов есть не только ретрограды, но и прогрессисты, признающие необходимость альтернативной службы. Их предложение: пусть АГС-ники служат на гражданских должностях в армии. Вот уж это точно приведет к невиданному всплеску дедовщины и нарушений прав человека! И АГС станет чуть подкрашенной, но привычной копией армейской службы.

Еще одно излюбленное рассуждение Минобороны - о тяготах. Это какая-то маниакальная идея: уравнять тяготы военной и гражданской службы. Отсюда - предлагаемый экстерриториальный принцип прохождения АГС (попросту говоря, когда, как и в армии, уралец Ваня едет служить на Дальний Восток, а навстречу ему сибиряк Петя - в центр России). Запрет для АГСника учиться в это время в любых образовательных учреждениях. И “концептуальное” положение о том, что по продолжительности альтернативная служба должна в два раза превышать военную.

Между тем понятие “тяготы военной службы” - абсолютно неправильное. Сколько я знаю по собственному опыту, в армии можно найти и великих трудяг, и великих бездельников. В то же время трехлетний опыт нашего эксперимента по АГС убеждает, что по физическим и особенно психологическим нагрузкам служба в социальной сфере ничуть не уступает военной. Выходит, двойной ее срок - наказание за убеждения?

Военкомат долго обвинял нас в незаконности эксперимента по АГС. Но и нам есть о чем спросить наших военных. Например, кто-то считал, во что обойдется казне переброска “альтернативников” к месту их службы подальше от дома? Каких денег стоят предполагаемые четыре года гражданской службы? Что человек потеряет за это время, не имея права учиться?

Правозащитники настаивают на том, чтобы Закон по АГС не сразу вошел в силу. “Дайте нам, 15 городам, где эксперимент уже идет, - говорим мы, - год на его государственную апробацию”. Отсрочка нужна, чтобы доработать Закон. Ведь к АГС должна быть готова не только молодежь, но и государство.

АГС способна стать тем “паровозом”, который подтолкнет реформы в армии. А также внесет новую ноту в жизнь нашего общества, способствуя его демилитаризации и гуманизации. Сторонников этой позиции становится все больше. В 1997 году мы были одни. Сегодня уже около 100 общественных организаций, объединившихся в коалицию, защищают демократический проект АГС.

Реклама

Рекомендую смотреть фильмы тут