Окружная прокуратура Ленинградского военного округа возбудила уголовное дело по факту насильственных действий в отношении офицера одной из воинских частей железнодорожных войск, дислоцированной в поселке Мга под Петербургом. Фигуранты дела, более 20 солдат-срочников, в начале января сбежали из части, опасаясь мести офицеров.

Коммерсант, № 3

Андрей Цыганов. Статья. Новый год начался не по уставу. Стр. 6

Окружная прокуратура Ленинградского военного округа возбудила уголовное дело по факту насильственных действий в отношении офицера одной из воинских частей железнодорожных войск, дислоцированной в поселке Мга под Петербургом. Фигуранты дела, более 20 солдат-срочников, в начале января сбежали из части, опасаясь мести офицеров.

Инцидент произошел в новогоднюю ночь в одной из казарм в/ч 01375, дислоцированной в Ленинградской области. Как рассказал вчера военный прокурор округа Игорь Лебедь, "военнослужащие части устроили в казарме пьянку. Дежурный офицер, ответственный по батальону, попытался прекратить безобразие, и солдаты организовали на него нападение. Офицеру пришлось в порядке самозащиты применить газовый пистолет. Он сумел выбраться из казармы и в настоящее время находится в госпитале". Далее, по словам прокурора, в казарму явились "шестеро офицеров, которые выявили четверых зачинщиков и увели их для разбирательства". Разбирательство закончилось дракой, все солдаты также госпитализированы. Наконец, 3 января, как сообщил прокурор, "для профилактики для военнослужащих этой части были организованы строевые учения, которые и подтолкнули их к побегу".

Утром 4 января 24 военнослужащих, опасаясь новых преследований со стороны офицеров, покинули часть и на электричке сбежали в Петербург, где явились в офис общественной организации "Солдатские матери" на Разъезжей улице. Однако, как сообщила "Ъ" руководитель этой организации Элла Полякова, у офиса солдат ожидали приехавшие на машинах из Мги офицеры их части. Нескольким солдатам удалось сбежать, а большинство были задержаны и возвращены в часть. Чтобы разобраться с этой ситуацией, в Петербург из Минобороны прибыла специальная комиссия, которая, впрочем, по мнению госпожи Поляковой, пока ничего не сделала, кроме того, что добилась возвращения всех солдат в часть.

При этом госпожа Полякова очень удивилась, когда узнала, что уголовное дело возбуждено в отношении солдат, а не в отношении офицеров. По ее словам, "эту часть мы знаем очень хорошо - только за последний год из Мги, где дислоцированы 3 батальона железнодорожных войск, было 98 побегов. Почти все "бегунки" впоследствии были комиссованы, причем в основном из-за проблем с психикой. Обстановка в частях крайне нездоровая: о том, что там процветает дедовщина, что офицеры избивают солдат и заставляют их работать на частных огородах за бутылку водки, знают все местные жители. Мы неоднократно обращались по этому поводу в самые разные инстанции".

О нынешней ситуации госпожа Полякова, по ее словам, узнала 4 января, когда к ним в организацию прибежали первые "бегунки": "Они были грязные, обмороженные - после бегства из части они два дня скитались по подвалам. По их словам, командир штаба, зашедший в новогоднюю ночь в их казарму, был пьян, швырял табуретки и стрелял в казарме из газового пистолета. Когда уговорить его не получилось, сержанты побежали звонить командованию, а остальные попытались его скрутить. Потом, в четыре утра, в казарму явились четверо офицеров, взяли первых попавшихся в штаб и там избили до полусмерти. А 3-го утром всю роту вывели на плац и заставили в 30-градусный мороз полуголыми ползать по снегу". "Солдаты, которые пришли к нам, говорят, что они хотят служить, но просят оградить их от произвола офицеров, - сообщила госпожа Полякова и добавила: - По нашему мнению, сделать это можно только одним способом - перевести солдат в другую часть. Но этого почему-то сделано не было".

Массовые побеги в конце 2002 года

10 сентября 54 солдата-срочника сбежали с полигона Северо-Кавказского военного округа в Прудбое (Волгоградская область). Беглецы через Камышинское городское справочное бюро узнали телефон организации "Материнское право" и в полном составе пришли в ее офис. Как следует из заявления, под которым поставили свои подписи все 54 самовольщика, полигон они оставили вынужденно, после того как семеро офицеров из штаба дивизиона и руководства части устроили в палатке допрос по поводу пропажи из Прудбоя боевой разведывательно-десантной машины. Как утверждают солдаты, во время допроса офицеры требовали от пятерых военнослужащих признания в том, что они угнали БРДМ. Солдаты отрицали свою вину, и командиры "били их черенками лопат по ягодицам, пояснице и спине, а также ногами по животу и ребрам". После этого принимавшие участие в "следственных действиях" начальники сказали остальным военнослужащим, что, если те не найдут машину, "будет избит каждый". Солдаты, приняв угрозу всерьез, сбежали с полигона.

16 декабря из расположения подмосковной части ПВО (Подольский район Московской области) бежали 6 солдат-срочников. Они отправились в комитет солдатских матерей, где пожаловались на то, что были в своей части изгоями. Сначала сослуживцы просто издевались над ними, заставляя выполнять за себя различную работу, ходить в караул и наряды. Потом стали отнимать деньги, еду и избивать. Побои и грабежи солдаты сносили, но когда четыре сослуживца пообещали их изнасиловать, они решились покинуть часть и отправились искать правды в Москву.

19 декабря 13 военнослужащих призыва 2001-2002 годов сбежали из части № 86791, расположенной в поселке Гагарский Белоярского района Свердловской области. Оружия с собой они не взяли. Добравшись до военной прокуратуры, солдаты рассказали, что сослуживцы их регулярно избивали, заставляли устраивать между собой боксерские бои и выпрашивать деньги у местного населения. При этом солдаты утверждали, что командование части на их жалобы вообще не реагировало.

Военная прокуратура подвела итоги

Количество преступлений в войсках и воинских формированиях, дислоцированных на территории Ленинградского военного округа (ЛВО), в 2002 году увеличилось на 9% - с 1368 до 1486. Коэффициент преступности в расчете на тысячу человек личного состава возрос с 6,7 в 2001 -м до 8,25 в 2002 году, заявил на пресс-конференции в понедельник военный прокурор ЛВО полковник юстиции Игорь Лебедь. Доминируют уклонения от службы (640) и неуставные отношения (250), что составляет 57,8% от всех учтенных преступлений. При этом на 42% увеличилось число должностных преступлений, основную массу которых составляет рукоприкладство. Наиболее сложной ситуация остается в строительных частях центрального подчинения, что, по словам Лебедя, обусловлено "отсутствием качественного призывного контингента". Так, только в 2002 году из призывников, поступивших в военно-строительные части, 42% имели судимости. По "офицерской" преступности самыми неблагополучными прокурор назвал войска ЛВО, части внутренних войск Северо-Запада РФ, войсковые части регионального центра по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям. Причины этого он видит в снижении профессионализма среди офицерского состава, неукомплектованности среднего и нижнего звена командиров. Также одной из проблем Лебедь назвал ухудшение качественных характеристик выпускников военных учебных заведений. Он напомнил, что в 2002 году в отношении 20 аспирантов Военно-медицинской академии, отказавшихся следовать в воинские части отдаленных гарнизонов, были возбуждены уголовные дела. Всего в 2002 году следственным аппаратом военных прокуратур ЛВО окончено производство 979 уголовных дел, из них в суды направлено 781 уголовное дело, по которым проходят 1024 человека.

Реклама

Для вас в нашей организации сертификат на фотосессию по невысоким ценам.