Газета, № 123

Ольга Редичкина. Статья. “Чтоб не корежить свое мужское достоинство”. Стр. 3

Совет Федерации одобрил закон об альтернативной гражданской службе, который, по сути дела, создает новую армию — трудовую. Сенаторы не скрывали, что их заботит одно: чтобы “откосить” от службы могло как можно меньше молодых людей.

Рассмотрению закона об альтернативной гражданской службе Советом Федерации предшествовала “артподготовка” — отчет Минобороны о выполнении весеннего призыва на военную службу. Из слов генерал-лейтенанта Василия Смирнова сенаторам должно было стать ясно, что главными врагами Родины являются журналисты, “развернувшие кампанию по дискредитации службы в армии”, комитеты солдатских матерей и депутаты от СПС Владимир Семенов и Борис Немцов. Смирнов призвал сенаторов “поддержать расширение базы для призыва”, для чего одобрить законопроект депутатов Безбородова и Куликова о радикальном сокращении отсрочек от призыва (в армию предполагается забирать пожарных, служащих МЧС и милиционеров). Он еще не рассматривался Госдумой, но генерал не сомневается, что будет принят. По словам Смирнова, к 2012 году демографический провал позволит призвать только 7% мужского населения призывного возраста, и армия будет укомплектована только на 50—55%.

Генерал уверен, что призыв сохранится навсегда: ведь “солдат по контракту требует определенного количества средств”, которых нет.

Сенаторы слушали выступление представителя Минобороны очень сочувственно. Председатель Совета Федерации Сергей Миронов проводил его с пожеланием успехов в “очень важной и нужной работе” и предложил посвятить закону об альтернативной гражданской службе не больше 30 минут — время надо экономить.

Проект закона об АГС, разработанный Минобороны, вызвал неприятие не только у гражданских членов правительства, но и у министра-силовика Сергея Шойгу, который назвал альтернативную службу по версии военных исправительными лагерями строгого режима. Казалось бы, правым удалось отстоять экстерриториальность прохождения службы и обязательное согласие призывника на службу в качестве гражданского персонала в воинских частях. Но во время второго чтения Минобороны сумело пролоббировать свои поправки, которые вернули закон к исходному состоянию. Раньше, когда в Совете Федерации заседали губернаторы, правозащитники могли надеяться на вето. Региональные власти были прямо заинтересованы в том, чтобы получить практически бесплатную рабочую силу и направить туда, где ее остро не хватает: в больницы, дома престарелых, сиротские приюты. Нынешний состав верхней палаты был озабочен одним: не оставить лазейки для тех, кто не хочет служить в армии. Настроение зала выразил сенатор от Ульяновской области Александр Калита: “Почему закон рассматривал не комитет по обороне? Комитет по соцзащите защищает тех, кто хочет “откосить” от защиты Родины”. Бывший Краснодарский губернатор Николай Кондратенко попросил разрешения у председателя выйти из зала во время голосования, “чтобы не покорежить свое мужское достоинство”. За альтернативщиков замолвил слово только Михаил Маргелов, припомнивший изобретение революции — трудовые армии: “Троцкий может встать из могилы”. По мнению Маргелова, из закона исчезло важнейшее положение — прохождение службы по месту жительства, что лишает регионы рабочей силы и увеличивает затраты бюджета на транспортные расходы и содержание альтернативщиков. Хабаровский представитель в верхней палате Виктор Озеров предложил ужесточить закон и “платить альтернативщику меньше, чем женщине-медсестре”. Под конец вспомнили и о новгородских ребятах, которые теперь должны служить на полгода больше тех трех с половиной лет, которые положены по закону. Нижегородский сенатор Евгений Бушмин призвал “оставить в покое этих ребят — государство не должно мстить своим гражданам”. “Отношение президента к мэру Нижнего Новгорода известно, — сказал Бушмин, — но мы рискуем повысить недоверие к государству”. Бушмина никто не поддержал.

Реклама

Гидродинамический тепловой насос, и тепловой насос цена