Новая газета, № 46

Анна Политковская. Статья. Последнее слово полковнику Буданову. Стр. 4

Беспрецедентный суд опустился до беспрецедентного оправдания самосуда

Сегодня, 1 июля, в Ростове-на-Дону, в зале заседаний Северо-Кавказского окружного военного суда, должно прозвучать последнее слово полковника Юрия Буданова, бывшего командира 160-го танкового полка, обладателя двух орденов Мужества, участника и первой, и второй чеченских войн, закончившихся для него тем, что 26 марта 2000 года он похитил из чеченского селения Танги-Чу 18-летнюю девушку, зверски задушил ее в своей штабной палатке и с 27 марта того же года находится под стражей.

Однако, каким бы оно ни вышло, от содержания последнего слова этого господина уже почти ничего не зависит в исходе судебного спектакля, вошедшего в новейшую российскую историю как “дело Буданова”.

Во-первых, потому, что судебные эксперты Института им. Сербского изготовили именно такое заключение, которое позволяет суду оправдать полковника. Во-вторых, суд под председательством полковника Виктора Костина с удовольствием воспользовался этими экспертными “художествами”, тут же отметя ВСЕХ свидетелей, которые могут быть свидетелями ПРОТИВ оправдательной для Буданова версии.

В-третьих, также позади – беспрецедентное как с человеческой, так и с юридической точки зрения заключительное выступление государственного обвинителя (военного прокурора Назарова), в котором он от имени государства фактически потребовал победы права мести над всеми законами, по которым живет Российская Федерация.

Что все это значит? Для нас? Для вас? Для всех? И сколько стоит радость сторонников полковника Буданова и его товарищей по оружию, которые уже сегодня празднуют победу и готовят “отмазанному” танкисту красивую шумную встречу у тюремных ворот? Несчастные...

Цена этой “победы” — ноль. Полное “зеро”. И Буданов как таковой тут уже почти ни при чем – мы теперь все дружно, чохом улетаем в черную дыру зоны под названием “МОЖНО ВСЕ!”, зоны, свободной от законов. Мы — как “за-будановцы”, так и “против”.

То, что суд говорит этому конкретному полковнику: “ЖИВИ, КАК ЖИЛ, ПОТОМУ ЧТО ТЫ ЖИЛ ПРАВИЛЬНО”, значит: МОЖНО уничтожать, насиловать, грабить и таким образом мстить всякий раз, КОГДА ТЫ ЛИЧНО (без оглядки на закон) ПОСЧИТАЕШЬ, что повод для мщения есть...

И отныне каждый насильник, убийца и грабитель может спокойно апеллировать к будановщине, каковой она вышла на круг теперь.

Так есть ли повод радоваться, когда под этот каток может попасть ЛЮБОЙ, и мать любого, и дочь любого?..

Однако “зеро” это и для самого Буданова. Вырождение суда над полковником в свое нынешнее состояние означает фактически смертный приговор и самому танкисту-убийце. Ведь если юридическим образом устанавливается ГЛАВЕНСТВО МЕСТИ НАД ПРАВОМ, это значит: так можно поступить и с самим этим “русским офицером”. Победа мести над правом – это совершенно простые и понятные вещи: если убили твоего сына-брата-дочь... – то ты убей убийцу. Око за око, зуб за зуб. Кровная месть. Победа законов джунглей над национальным российским правом, над Конституцией, УК с УПК, над всеми законами, ради которых существуют Дума с Советом Федерации, потратившие уже огромные средства государственного бюджета ради принятия достойного СВОДА ЗАКОНОВ...

Отныне все это — пустое. Все перечеркнуто, испачкано. И утрачено.

“Правовое государство” вкупе с пресловутой “диктатурой закона” оказалось пшиком рядом с анархией армейского беспредела на территории Чеченской Республики.

...На минувшей неделе, накануне последнего слова полковника Буданова, судебные заседания покинули семья Эльзы Кунгаевой и их адвокаты. В знак протеста. Безвозвратно. Заявив, что не имеют никакого морального (Кунгаевы) и профессионального (адвокаты Абдула Хамзаев, Станислав Маркелов, Людмила Тихомирова) права поддерживать столь вопиющее презрение к законам Российской Федерации. Если она еще, конечно, осталась на том месте, где мы все еще недавно надеялись построить правовое государство на демократических принципах.

P. S. В Чечне сегодня нет равнодушных к делу Буданова. Чечня содрогается, слушая новости из Ростова-на-Дону. Правда, у этих содроганий разный вектор. Военные не скрывают свой довольный, радостный смех, приветствуя ход судебного спектакля, и открыто признают, что теперь и у них не будет проблем, “если что”... “Что” в Чечне – это жизнь по-будановски в зоне “антитеррористической операции”. Люди Чечни, гражданское население, соболезнуют и Кунгаевым (“мы же говорили им, что так и будет”), и себе, обсуждая, куда из России бежать...

Реклама

Словения