Новые Известия, № 92

Светлана Сучкова. Статья. Служить России. С автоматом или с половником? Пока в стране не принят закон об альтернативной гражданской службе, говорить о наличии гражданского общества в России еще рано. Стр. 7

В полдень к машине с гуманитарной помощью в привокзальном тупичке стекается бесприютный народ. Получив пайку - стакан горячего чая с бутербродом, они не спешат удалиться — перекинутся словом с приветливыми молодыми людьми, раздающими гуманитарную помощь. За два месяца, что Василий Марченко кормит бомжей, наслушался столько жизненных историй, что хватило бы не на один роман. Бомжи — народ творческий, такого о себе насочиняют - просто агнцы божий. Милиция регулярно вылавливает из этого стада агнцев пару-тройку преступных элементов. Двое-трое в месяц из голодной “очереди” исчезают другим неестественным путем: кто замерзнет, кого малолетки забьют камнями.

В холодное время собираются здесь каждый день человек 50—60. Летом уличный контингент становится совсем ограниченным - бомжи расползаются по летним “лагерям” — уходят на подработку к дачникам. Поэтому за пайкой собираются по привычке лишь самые немощные да неприкаянные. Но молодые люди с горячим завтраком все равно на посту. Заботу о бездомных взяла на себя католическая благотворительная организация “Каритас”. Василий Марченко попал сюда не случайно, а в ходе необычного эксперимента.

Под эгидой московского благотворительного фонда “Созидание” в 11 регионах России проводится эксперимент по организации альтернативной гражданской службы. В Новосибирске проект реализует общественная организация “Правовое общество”, уже несколько лет активно занимающаяся правовым просвещением молодых людей призывного возраста. Проводит юридические консультации по вопросам призыва, осуществляет юридическую защиту в суде.

“Цель эксперимента, — говорит руководитель проекта Максим Басалаев, — смоделировать процесс прохождения альтернативной гражданской службы (АГС)”. Право на альтернативную службу записано в российской Конституции (ст. 59 ч.З): “Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой”. Записать-то записано, но, как и многое в наших правах, не действует: нет федерального закона. В стране со столь неистребимым милитаристским менталитетом принятие закона об АГС равносильно разве что революции, Много лет два законопроекта об АГС (один из которых, кстати, инициировал генерал Эдуард Воробьев) пылятся в думских “предбанниках”. Россия все время воюет - некогда думать о мирной альтернативе.

Поэтому на свой страх и риск общественная организация пытается создать модель альтернативной службы, чтобы наглядно показать: служить России можно и только с автоматом. Каждый день как на работу, Вася Марченко ходит в “Каритас”, где готовит завтраки, а потом их раздает. Водить бомжей фотографироваться на паспорт, оказывает им первую медицинскую помощь. Эту работу Василию приходится совмещать с учебой — он оканчивает колледж электроники, готовится к защите диплома. Отсрочка у Васи закончилась прошлой осенью, и призывная комиссия отрезала: годен. Но студент, уже получивший к томy времени консультацию в “Правовом обществе”, написал заявление с просьбой предоставить тому право на прохождение альтернативной гражданской службы. Комиссия была в шоке. Военкомат ответил привычным отказом.

Как говорят юристы “Правового общества”, в Новосибирске еще не было случая, чтобы военные признали за призывником право на альтернативную службу. И тогда Василий Марченко подал заявление в суд.

“Самое трудное было - убедить маму, — рассказывает Вася, — она расстраивалась, говорила: “Не связывайся с ними, тебя в тюрьму посадят”. Но для меня порядки одинаковые: что в армии, что в тюрьме. Я служить не хочу. Не хочу воевать, держать в руках оружие, не хочу, чтобы меня унижали “дедовщиной”. Я готов выполнить свой долг вне армии - разве больных, обездоленных людей не нужно защищать? А разве эта социальная работа не опасна? Ведь, работая с больными, можно заразиться, да и психологически очень тяжело работать с этими людьми”.

Но государство в лице своего военного ведомства отвечает призывнику одно: а поди-ка послужи в полной боевой выкладке! На фоне очередного крупного сокращения вооруженных сил (в одном только Сибирском военном округе в ближайшее время “списанию” подлежат 15 тысяч военнослужащих!) упорство военных в желании поставить под ружье все молодое население страны, право же, достойно лучшего применения.

Но Василий, хрупкий молодой человек, с тихим голосом и большими глазами, решил не отступать в отстаивании своего конституционного права. Хотя и не надеется на благоприятный исход своего дела. По итогам осеннего призыва в Новосибирской области, как сказал Максим Басалаев, 42 человека подали заявления на прохождение АГС. Получив естественный отказ, 26 из них обратились в суд, 12 призывников уже дождались решения суда не в свою пользу, а 12 дел находятся в процессе рассмотрения. Два призывника отозвали заявления. В Новосибирске еще не было прецедента, чтобы суд вынес решение в пользу альтернативщика.

А вот в Перми, как утверждает Максим Басалаев, вступило в силу уже 30 судебных решений с признанием права молодых людей на АГС. Право выбора у молодых людей должно быть, а вот попытки любыми путями “закосить” от армии сотрудники “Правового общества” не признают так же, как и люди в военных мундирах. “Поэтому, — говорит Максим Басалаев, — из пятнадцати человек, которых мы планируем задействовать в эксперименте, реально нашли пока четверых, а работает фактически один Василий Марченко. С теми, кто подает заявления на прохождение альтернативной службы, мы проводим собеседование и определяем: действительно ли человек готов поменять два года армейской муштры на три года тяжелой работы в домах призрения, больницах, других социальных учреждениях. Другая проблема - договориться с этими учреждениями, чтобы чистота эксперимента была налицо”.

Чем закончится первая попытка этого общественного эксперимента, пока не известно. Военные пошли в наступление: областной военкомат подал жалобу в прокуратуру Ленинского района Новосибирска на действия “Правового общества”. Мол, общественная организация не только срывает весенний призыв, ведя “уклонистскую” пропаганду среди молодых людей, но и подменяет собой целый государственный институт, организуя АГС. Прокуратура пока не вынесла никакого решения на этот счет. На 7 июня намечено очередное заседание суда, на котором решится судьба “уклониста” Василия Марченко.

“Выбора у меня нет, — признается он. — Или меня признают “уклонистом” и отправят либо в армию, либо в тюрьму. Но я буду держаться до конца. Да и маму мне удалось убедить — теперь она поддерживает меня”.

Но прецеденты в стране уже есть. В городе Дзержинске Нижегородской области, как сказал Максим Басалаев, суд признал право призывника на альтернативную гражданскую службу и назначил ему три года “службы” воспитателем в детском доме.

Реклама

Дизайн потолков, и дизайн потолков из гипсокартона фото